Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс.Метрика

Содержание

Геологическая экспедиция партии "Коматиит" Архангельская область 2017 г.

Участники экспедиции:

Корсаков Анатолий Константинович- руководитель

Межеловский Алексей Дмитриевич

Межеловская Софья Владимировна

Куликов Вячеслав Степанович

Юшин Кирилл Игоревич – студент

Ульянов Дмитрий Константинович – студент

Чернятин Дмитрий Владимирович - студент

 

Ниже следует описание произошедших в поле событий за 29 июля - 15 августа от лица Межеловской С.В.

Начало подготовки к полю..

Перед отъездом закупаются продукты и недостающие мелочи, кроме того решили взять в аренду спутниковый телефон. Однако  за день до отъезда позвонили из компании и сказали, что, к сожалению, тот телефон, на который рассчитывали, оказался сломанным. В спешке пришлось искать другой, но время самое "жаркое" - все выезжают в отпуска и практически везде телефоны либо закончились, либо условия их выдачи нас не устраивали, т.е. без документов на оплату аренды и требуемого залога для последующей отчетности. Каким-то чудом за несколько дней до отъезда удалось найти другую компанию, и в пятницу, 21 июля, накануне отъезда я съездила и получила на руки телефон с документами. Уже за 1,5 месяца при разговорах о предстоящем поле возникало чувство необъяснимого волнения, чего раньше никогда не наблюдалось при планировании полевого сезона. В мае высказали желание поехать в поле участник гранта Куликов Вячеслав Степанович и его давний коллега Зудин Александр Иванович, которые стали самыми зрелыми участниками предстоящей экспедиции. С каждым днем, по мере приближения отъезда, чувство тревоги возрастало, что послужило принятию решения, по согласованию с руководителем экспедиции, Корсаковым Анатолием Константиновичем, впервые за все полевые года сделать заявку в МЧС о предстоящем маршруте передвижения и её участниках. Как говорится, «береженого Бог бережет».

Ночью 22 июля…

… перед отъездом я сделала заявку в МЧС, в которой указала себя руководителем группы, решив не беспокоить профессора по пустякам, а контактным лицом написала Чернову Александру Дмитриевну, с которой накануне мы поговорили на эту тему с ухмылкой -  мол, на всякий случай. Ещё сделала карту с нашим примерным маршрутом и выслала ей на электронный адрес. 22 июля я и Алексей Межеловский выехали на загруженном УАЗе в сторону пос. Савинский, откуда должна была начаться наша экспедиция.

23 июля вечером…

… мы приехали в поселок и остановились на ночлег у Александра Ивановича Зудина, который там проживает. В тот же вечер Александр Иванович сказал нам, что он не сможет с нами поехать в силу ряда причин. 

24 июля …

… в 7:40 утра поездом на станцию Шелекса, что возле пос. Савинский, прибыл Куликов Вячеслав Степанович. Следом за ним в 13:40 приехали Анатолий Константинович и трое студентов. В рабочем варианте заброски к началу маршрута экспедиции на этапе обсуждений в Москве вещи и участников планировалось подвезти на автомобиле ГАЗ-66 до устья р. Берёзовка бывшего коллеги Александра Ивановича, владельца этой машины. Он же должен был бы встретить всех в конечной точке маршрута - пос. Анциферовский Бор. Однако при обсуждении на месте выяснилось, что такой машины у него давно нет. Взамен нам предложили УАЗ –фермер с водителем, который готов был забросить нас к реке Подломка в районе нежилого пос. Северный, куда обычно забрасываются туристы. Но было понятно, что 7 человек с вещами в такую машину не влезут. В результате нам предложили ещё одного водителя для нашей буханки, который бы довёз вещи и людей, а потом отогнал бы машину в гараж бывшего здания Плесецкой геологической экспедиции, под присмотр. Мы согласились на такой вариант, но мысль о передаче управления и документов на машину третьему лицу не оставляла нас в покое. Ближе к вечеру мы решили позвонить по телефонам из интернета, где частники предлагали услуги по заброске туристов к реке и узнать их возможности. Дозвонившись до одного из них, объяснив все ньюансы ситуации и договорившись с ним, было решено ехать на частном автомобиле ГАЗ-53 всей группой до места выброски. Вечером мы позвонили в МЧС, где нашу группу зарегистрировали и присвоили ей номер 78.

25 июля …

… утром в 8:00 к нам приехал водитель ГАЗа и мы начали перегружать вещи из нашей буханки к нему. Перед отъездом нам позвонила сотрудница МЧС и уточнила, не поменялись ли наши планы. Такое внимание с их стороны нас приятно удивило. Зудин А.И. предложил поставить нашу машину в гараж на время нашего отсутствия, но к сожалению буханка не влезла ни в один из гаражей. В результате пришлось оставить во дворе под окном его дома. Весь оставшийся день мы добирались до реки, остановившись в Североонежске и сделав сеанс связи, поскольку мобильная связь далее пропадала. В итоге до места выброски добирались мы около 8 часов по плохой дороге, местами замощенной бетонными плитами - их укладывали заключенные из колонии в пос. Янгоры, который был по пути нашего следования. Вечером мы добрались до места и поставили лагерь.

26 июля …

… На следующий день, 26 июля, мы начали собирать наши плавсредства и готовиться к выходу на реку. В течение дня погода была пасмурной с периодическими дождями. Собрав одну из лодок решили опробовать завести мотор Honda, но он выдал нам следующую неприятность, отказавшись работать. Весь день мы пытались его завести, сказав всё, что думаем в адрес японцев. В какой-то момент разобрав в моторе казалось бы всё, что можно, и открутив очередной винтик, увидели наконец, как из отверстия полилась темная жидкость - видимо, это были остатки разложившегося бензина, находвшегся там около 8 лет. Наконец, после залива нормального бензина мотор благополучно завелся. Днём Анатолий Константинович непривычно ходил по лагерю и когда мы его спросили, сказал нам о блуждающих болях в грудной клетке, создающих дискомфорт. Однако уверил нас, что у него и раньше такое бывало и достаточно быстро проходило, назвав диагноз "невралгия". На предложение вызвать транспорт и отправиться домой Анатолий Константинович ответил отказом. Вечером мы собрались все у костра и Анатолий Константинович провел инструктаж по технике безопасности для студентов, акцентировав внимание на самых основных пунктах выхода на маршрут, поведению при отставании от группы на местности, правильному поведению на воде, и напомнил, что нельзя молчать в случае плохого самочувствия. После ужина был дан отбой и группа разошлась по палаткам. 

27 июля …

… утром после завтрака Анатолий Константинович выглядел сонным и было очевидно, что он практически не спал. На наш вопрос о его самочувствии сказал, что уже гораздо лучше, но до конца боли не прошли и нужно еще немного времени. Мы стали загружать катамаран и лодки вещами и во второй половине дня вышли на воду. В этот день группа дошла по р. Подломка до оз. Жилого. Пересекая озеро мы заметили, что у нас болтается мотор на катамаране. Причалив к берегу поняли, что у мотора открутились гайки в транце и он мог вот-вот развалится. Починив скоро мотор мы благополучно прошли озеро и встали на ночлег на его восточном берегу на мысочке, где располагался егерьский кордон. Поставив палатки и поужинав, мы легли спать.

28 июля …

… На следующий день после завтрака выяснилось, что самочувствие Анатолия Константиновича несколько ухудшилось -  температура поднялась до 38. Выпив жаропонижающее он нас заверил, что боли прошли, а температура связана, очевидно с тем, что его продуло на лодке в связи с плохой погодой, и, в целом, он готов идти дальше. Мы стали потихоньку собираться. Собрав палатки и загрузив вещами катамаран и лодки, попив на дорожку чаю, мы отправились дальше вниз по озеру и реке. В этот день нас ожидало первое препятствие — порог «Оленьи рожки». До этого из-за высокого уровня воды мы встречали лишь небольшие перекаты, которые не представляли никакой опасности. Ближе к порогу течение в реке существенно усилилось, камней, торчащих из-под воды, практически не было, но наш груженый под тонну катамаран несло на приличной скорости, и мы едва умудрялись держать его ровно по ходу течения. Все три плавсредства двигались друг за другом, выдерживая дистанцию около 50-70 м. Катамаран шел первым, и спустя несколько минут река сделала резкий поворот. Мы ненадолго потеряли лодки из поля зрения и вдруг услышали крик одного из студентов, который шел за нами в лодке. Тут же пришвартовавшись при первой возможности, отправили второгостудента к нему на помощь. Закрепив катамаран, мы увидели плывущую красную канистру с бензином - возникло предчувствие очередной неприятности. Я отправилась вверх по реке, откуда был слышен крик. Оказалось, что лодку студента вынесло течением на камень в виде пьедестала, а поскольку она была резиновая её просто сложило практически пополам. Лодка тут же набрала воды, стала неподъемной, а непривязанные вещи стали постепенно уплывать по течению. Большую часть важных вещей нам удалось выловить, но безвозвратно были утеряны новые котелки со снастями для рыбалки, почти пустая канистра, сетки с картошкой и луком, практически весь хлеб, и кроссовки студента. За хлеб мы сильно не расстроились - у нас был суровый запас сухарей. Остальное удалось выловить. Собравшись с мыслями, мы преодолели оставшуюся часть порога и перед левым поворотом реки увидели хорошую стоянку на левом берегу, решив остановиться там на ночлег. Вечером у Анатолия Константиновича вновь поднялась температура, он, выпив жаропонижающее и обезболивающее, после еды лег отдыхать.  Стоит отметить, что с этого дня у него ухудшился аппетит - он просил откладывать ему еды без тушенки. Но и в предыдущие полевые сезоны он иногда был слегка привередлив к еде, особенно жирной, поэтому мы не придали этому особого значения.

29-30 июля …

… на утро самочувствие Анатолия Константиновича, по его словам, улучшилось. Тем не менее он решил остаться в лагере и восстановить силы. Остальные участники экспедиции начали собираться в маршрут - было принято решение разделиться на три пары. Алексей и Дмитрий отправились в маршрут вверх по реке до порога для изучения зеленых сланцев предположительно по андезибазальтам киричской свиты,  торчавших в виде скал по берегам реки - с воды рассмотреть их было технически невозможно из-за сильного течения в пороге. Остальные сели в лодку и переправились на моторе на другой берег, где разделились на две пары. Я и второй студент Дмитрий отправились по левому берегу ручья искать обнажения венда, который там должен был выходить по данным геолкарты и бурения, и планировали найти забои скважин и ящики с керном, которые по словам Зудина А.И., работавшего ранее на этой же площади, должны были оставаться. Вячеслав Степанович и третий студент Кирилл отправились вверх по левому берегу ручья искать конгломераты. Встреча групп была намечена во второй половине дня примерно в 500 м от р.Подломки вверх по ручью. Мы с Дмитрием обошли пару возвышенностей в поисках заветных скважин и керна, и в поисках обнажений. Вверх по реке начинался крутой берег, но, спустившись вниз по склону у уреза воды, где мы обнаружили плохо сцементированные гравийно-галечные конгломераты с характерной бурой окраской. Отобрав образцы, пробу на шлих и сделав фото и записи мы отправились обратно наверх искать скважины. Через какое-то время мы вышли на заброшенную зимнюю буровую дорогу, заросшую молодым лиственным лесом. Пройдя метров 500, мы обнаружили буровую штангу, истина была рядом, никакого забоя и чего-то похожего на ящики с керном мы не нашли - материалы видимо уже не сохранились. Со второй группой группой мы встретились в условленном месте. В этой части ручей пересекает дайка долеритов, которая создала прекрасную систему водопадов на ручье, а по периметру тела в борту обнажались конгломераты калгачинской свиты, сильно потрепанные разрывной тектоникой и деформациями, т.к. в обнажениях отчетливо наблюдались структуры по типу будинаж. По возвращении в лагерь за ужином подискутировали на тему разрывной тектоники. Самочувствие Анатолия Константиновича было лучше - температуры не было, он сказал, что не помнит, когда так хорошо высыпался, но на ужин все равно отказался от тушенки. На следующий день погода нас подвела и весь день периодически шел дождь. Мы решили не спешить не мочить ноги и остаться на лагере. Так прошел еще один день нашего поля, 30 июля.

31 июля …

… На следующий день погода была солнечной и, чтобы не терять время, после завтрака было принято решение четверым выйти в маршрут на конгломераты в знакомое уже место для детального описания и отбора образцов. Я, Алексей и студент Дмитрий остались собирать лагерь и грузить плав средства. Вячеслав Степанович, Анатолий Константинович и двое студентов отправились на противоположный берег р. Подломки, на правый берег ручья, где описали обнажения, отобрали образцы и гальки конгломератов для дальнейшего изучения и вернулись на лагерь. Окончательно собравшись мы отправились в дальнейший путь.

Встать на воду нам удалось не очень рано, но весь коллектив был настроен пройти необходимое расстояние без лишних ночёвок. Примерно к 18 вечера мы дошли до впадения по левому берегу р. Березовки, куда собственно и должны были добраться первоначально по плану на автомобиле. Напротив устья был слышен бурный водопад, который по словам Вячеслава Степановича был образован зелеными сланцами по андеибазальтам киричской свиты. Причалив к берегу мы обсудили этот объект и решили, что в данный момент он не относится к теме нашего проекта - химия по этим сланцам обязательно должна быть в производственном отчете Казеновой Антонины, когда там проводилось ГДП-20. Решив не дублировать проделанную работу, мы продолжили двигаться по реке преимущественно на моторах.

Потихоньку начинало смеркаться и незадолго до впадения р. Муромки мы столкнулись с естественным препятствием в виде завалов по реке. Русло делилось на четыре рукава, но абсолютно каждый был завален деревьями. Выбрав один наиболее подходящий рукав русла, мы решили достать ножовку и спилить ветки с упавшей ели, чтобы протащить лодки и катамаран просто сверху. Потратив на это около 40 минут, благополучно протащили лодки и пошли дальше вниз по течению на моторе. Спустя немного времени мы попали в отрезок реки с сильными водоворотами, где унас чуть не отвалился мотор от транца хоть и был привязан. Студент Дмитрий, сидевший за ним, чудом смог его удержать. Причалив к берегу и осмотрев транец, мы поняли, что тот совсем развалился и нужно делать его с нуля, но уже стемнело и такой возможности уже не было. Решено было идти на веслах и искать место для ночлега. Из-за высокой воды места для стоянки долгое время не попадались, окончательно стемнело, но зеркало воды было видно и, подсвечивая фонариком берег, мы продолжали поиски площадки. В какой-то момент по левому берегу мы увидели огромный крест - это было место паломников на впадении р. Никодимки, названной так в честь Никодима Кожозерского, в р.Подломка. Примерно 500 м от креста, вниз по течению,  мы наконец увидели более-менее подходящий берег для швартовки по правой стороне. Учитывая время, пристали к берегу, достали с катамарана и лодок минимум необходимых для ночлега вещей и продуктов и разбили лагерь. Спать легли уже засветло.

1 августа…

… решено было не перемещаться с лагерем. Куликов В.С., посмотрев на свои записи и карты, предложил поискать старые просеки, по которым можно было найти обнажения аркозов и гранитоидов. Он вместе со студентом Кириллом отправились в рекогносцировку искать просеки. Остальные занялись ремонтом нашего транца, поскольку в дальнейшем предстояло много передвигаться на моторе по озеру. К вечеру транец починили, а студент и Куликов В.С. вернулись с отрицательным результатом.

2 августа …

… утром после сбора лагеря, Вячеслав Степанович решил устроить студентам проверку на прочность, которая заключалась в том, что нужно было положить руку на муравейник и продержать ее не менее 40 секунд.

После мы отправились на следующую точку, которая была в километре от нас по тому же берегу. Причалив у старой избы, мы оставили Алексея с вещами, и отправились в маршрут на г. Хозега, взяв с собой кувалду и молотки. Посмотрев обнажения осадочных толщ кожозерской свиты (мраморизованные карбонаты и различные сланцы), контакт осадков с ультраосновной интрузией и отобрав каменный материал, мы вернулись к берегу. После небольшого перерыва отправились дальше на оз. Кожозеро. Ближе к вечеру мы причалили к берегу в 100 м от протоки между оз. Кожозеро и оз. Вингозеро, где местными рыбаками была построена небольшая стоянка с избой, открытой баней, беседкой с крышей возле костра, хозяйственные постройки и даже туалет. Замок в избе мы не трогали, а поставили палатки на берегу, на песчаном пляже. После ужина решено было устроить сеанс связи с родными и близкими. В этот вечер настроение Анатолия Константиновича было хорошим - он много шутил, отдал градусник и таблетки, сказав, что они ему больше не нужны и он хорошо себя чувствует. Посидели у костра и разошлись спать.

3 августа …

… с самого утра испортилась погода, поднялся сильный ветер и периодически шел моросящий дождь. Мы решили не ходить в такую погоду в маршрут, благо время и запасы еды позволяли нам это сделать. Во второй половине дня дождик стал периодически прекращаться, и Куликов В.С. и Кирилл решили сходить в рекогносцировочный маршрут на г.Вингора.

За прошедшие дни мы периодически пробовали ловить рыбу, но несмотря на ее обилие в водоемах она отказывалась клевать. В этот день наконец повезло и на спиннинг в протоке удалось выловить пять окушков, чего с горем пополам хватило вечером на уху. В этот же день мы воспользовались баней и помылись в теплых условиях.

4 августа …

… утром погода наладилась и после завтрака вся группа отправилась в маршрут на г. Вингора, которую накануне разведали Куликов В.С. со студентом. Мы нашли много обнажений аркозовых пород неустановленного генезиса, отобрали много проб и образцов. Вечером, вернувшись в лагерь и поужинав, решили, что работа на этой точке завершена и, несмотря на приятные условия, нам необходимо двигаться дальше.

5 августа …

… Утром, в районе 8 часов утра Анатолий Константинович не спал и решил разбудить студентов на дежурство. После завтрака начали собирать лагерь. Утреннее состояние Анатолия Константиновича и его внешний вид не вызывали никакого беспокойства - он шутил и выглядел очень бодрым. Мы собрались и грузили плавсредства. Анатолий Константинович погрузил в свою лодку все вещи кроме нашей кухонной сумки с посудой, т.к. мы всегда пили чай перед отъездом. Продолжая собирать вещи и грузить катамаран мы услышали небольшой храп - Анатолий Константинович заснул. Решили его разбудить после чая, перед отправлением. Мы поднялись в беседку, где минут 15 пили чай, собрали посуду, взяли сумку и пошли вниз к воде. Я забрала личные вещи и тоже пошла вниз, где раньше стояла палатка, чтобы забрать болотники. Вернувшись к катамарану я увидела, что все были в сборе. Оказалось, что ребята принесли сумку с посудой к лодке, где сидел Анатолий Константинович. Его окликнули несколько раз, но ответа не последовало, его попробовали потрясти за руку, но реакции опять не было, пульс при прощупывании отсутствовал, зрачки не реагировали. После этого, мне сказали звонить в МЧС. Я также пощупала пульс и увидела синие губы - после этого стало очевидно, что мы опоздали. Время было 12:40.

Пока я бежала к катамарану и искала спутниковый телефон и номер диспетчерской МЧС, за пару минут перед глазами пролетели все наши поля, работа, университет, кафедра, проект.. Позвонив по номеру диспетчерской я сообщила номер нашей группы и о произошедшей трагедии, дала описание с привязкой нашего местоположения, передала наши GPS координаты. Мне ответили, что будут принимать решение по нашему ЧС и перезвонят. После звонка мы перетащили Анатолия Константиновича на расстеленный на песке тент от палатки, завернули его и сверху накрыли еще одним тентом. После этого началось томительное ожидание вестей от сотрудников МЧС.

Спустя несколько часов нам перезвонили и стали уточнять у нас, как лучше добраться до нашего места стоянки по земле. Первоначально спасатели решили попробовать добраться по дороге через Нименьгу. Обсуждая все случившееся никому из нас не верилось, что так произошло. Вячеслав Степанович рассказал, что когда он бывал в этих местах 50 лет назад примерно в 5 км от нас по старой монастырской дороге, которая вела к Кожозерскому монастырю, был егерьский кордон. Если он там остался, то егеря обычно выходят по рации на связь два раза в день и можно попробовать к ним сходить за помощью. Из других дорог мы знали только про старую монастырскую, которая упиралась в протоку между оз. Вингозером и оз.Кожозером  - по ней мы ходили в маршрут 4 числа. В этой части дорога была приемлемой для проезда на проходимом транспорте, но мы не знали ее состояния по остальной траектории. Ребята взяли термос с чаем, на всякий случай GPS навигатор и отправились по тропе искать кордон.

Вдруг зазвонил телефон и от МЧС поступила информация, что за нами вышла группа на болотоходе ЛОСЬ, однако точных технических характеристик машины дежурные нам не сообщил и на вопрос о её вместимости ответа у нас не было. Было сказано, что заберут только тело с сопровождающим лицом и минимум вещей. Спустя несколько часов ушедшие на поиски егерьского кордона студенты вернулись на лодке с рыбаком. Кордон не нашли. Рыбак рассказал, что они приехали на следующий день после нас и хотели встать возле той же избы для рыбалки, но увидев, что место занято встали в другом месте. Мы ему рассказали о нашей ситуации, расспросили про дороги, но ничего утишительного не услышали - рыбаки приехали на машине ГАЗ-66 к устью реки Березовка и оттуда сплавлялись на моторах до озеро. На вопрос сможем ли мы выбраться тем же путём, но вверх по течению, рыбак сказал, что с на нашем катамаране с вещами и грузом на наших 3-х и 1,5 сильных моторах мы просто не вытянем - у них был опыт, но на 15-ти сильном моторе смогли подняться только пустые. Мы расспросили его о болотоходе Лось, но он, к сожалению, ничего не знал о ней. Вернувшись в беседку мы стали думать, как выбираться остальным членам экспедиции, если МЧС всех не заберут. Сопровождающим лицом выбрали меня, поскольку дальнейший сплав подразумевал обнос крутых порогов по суше, и я была в более близком знакомстве с родственниками Анатолия Константиновича и бы уместнее при первой встрече на "большой земле". Мы стали изучать описание порогов по р.Кожа, чтобы остающиеся были морально и физически готовы к предстоящему сплаву. Вечером студент Дмитрий подошел к двери избы, слегка дернул замок и он открылся. Осмотрев избу мы увидели достаточно места, чтобы переночевать, и решили не ставить палатки в целях экономии времени по прибытию сотрудников МЧС.

6 августа …

… утром мы позвонили в МЧС узнать, когда нам ожидать их приезд. Нам ответили, что в 9 утра из г.Североонежск выехал болотоход ЛОСЬ, который должен добраться до юга оз.Кожозеро, где сотрудники пересядут на моторную лодку, пересекут озеро и доберуться до нас. Мы про эту дорогу не знали, стали изучать карты. Вячеслав Степанович предположил, что на юге возможно еще жива дорога вдоль р.Тура и они собираются идти по ней. Погода установилась жаркая и солнечная, мы решили накрыть тенты с телом А.К.Корсакова лапником из сосны и березовых веток. Понимая, что МЧС доберутся до нас в лучшем случае только к вечеру и мы опять вынуждены будем заночевать тут, мы решились позвонить родственникам, поскольку в первый день никому не звонили кроме МЧС, т.к. у нас не было никакой конкретики, и мы хотели сначала понять, как и когда нас заберут и только после этого позвонить. Но понимая существенную задержу решили, что больше тянуть с вестями нельзя, и только включили телефон в режим ожидания как позвонила Наталья Александровна, жена Анатолия Константиновича, которая уже была в курсе произошедшего. По представлениям на тот момент мы рассчитывали на следующий день выехать с места и через два дня быть в Плесецком морге. Время шло очень медленно, но нам ничего не оставалось кроме как ждать спасателей МЧС, с которыми должен был приехать следователь. Наступил вечер, мы поужинали, вещи так и стояли не разгруженные, только достали мешок с общественными спальниками и еду. Понимая, что ребятам возможно придется сплавляться, решили облегчить вес катамарана, так как ряд порогов пришлось бы обносить по суше. Решили собрать сумку с едой на несколько дней для сплава, а остальную еду скинуть возле избы.

7 августа …

… Утром до нас ещё никто не добрался - мы стали опять звонить с диспетчерскую МЧС. Там нам сообщили, что болотоход ЛОСЬ застрял в болоте и что к нему на помощь отправили вторую группу. Мы были в недоумении, почему к нам не направили вертолет, поскольку рядом была вертолетная площадка в хорошем состоянии. Мы решили снять с Анатолия Константиновича ценные вещи, предполагая, что в морге их могут не отдать. Открыв тент мы почувствовали запах и стали переживать, что на него может прийти дикий зверь, в первую очередь медведь. Мы решили расставить вокруг тела консервные банки с бензином, в надежде что они отобьют запах. Ближе к вечеру мы стали думать, как выйти из подобной ситуации и к вечеру решили позвонить своим родственникам с целью поиска личных связей, которые могли бы как-нибудь повлиять на ситуацию. Позвонили друзьям и попросили пополнить нам баланс на телефоне, так как звонков было много и мы понимали, что нам может не хватить оставшихся минут.

8 августа …

…  Утром состоялся очередной сеанс связи с МЧС - нам хотелось узнать, когда же до нас доберутся. Нам было сказано, что до ЛОСЯ добралась вторая группа на вездеходе ТРЭКОЛ и они пытаются его вытащить. Вездеход застрял в районе оз. Межозеро, и как только его вытащат, поедут по другой дороге в ночь. Нам оставалось сидеть, ждать и строить различные версии.  Было ясно, что сегодня, по крайней мере до вечера, до нас не доберутся, так как вездеход был где-то в 100 км от нас. Мы не знали, по какому маршруту МЧС планировали добираться, но, обсуждая, пришли к варианту, что это возможно только по монастырской дороге через заброшенную деревню Кривой Пояс. Оценив "свободное" время, мы сходили в маршрут - отчётность в рамках проекта РФФИ не отменялась, несмотря на сложившуюся ситуацию, и мы подумали, что Анатолий Константинович бы нас поддержал в этом случае.

Мы оставили на лагере дежурным одного студента и договорились, что если придут МЧС - он пускает красную ракету из ракетницы. Зеленая ответная ракета с нашей стороны и с его означала бы "все хорошо", желтая - "что-то случилось". Поскольку мы не знали сколько времени у нас займет работа, а надо было пройти на моторе в несколько точек по озеру в частности к истоку р. Кожи, что относительно далеко, а время уже было после полудня, мы договорились, что крайний срок - 21 час, но если задерживаемся, то пускаем зеленую ракету. Мыс Плитный мы поставили для изучения последним, от которого ракеты было бы хорошо видно с лагеря. Наши расчёты оказались верными - начинало смеркаться и к 21 часу мы только вышли на моторе с мыса Плитный. Увидев зеленую ракету и ответив тем же, мы немного задержались. Студент развел костер на берегу, чтобы в сумерках мы хорошо видели направление, в котором нужно идти на моторе.

Днём, дойдя на моторе до истока р. Кожи, мы встретили лодку с одним рыбаков и уже знакомым нам охотником, который заходил к нам в лагерь двумя днями ранее. Рыбаком оказался хозяин машины ГАЗ-66, на которой они забрасывались. Они были удивлены, что мы всё ещё ждём спасателей. Мы уточнили их ближайшие планы и спросили, не смогут ли они взять часть людей, если МЧС всех не заберёт. Но обратно рыбаки собирались ехать не раньше 12 числа, их было 7 человек с вещами, и вряд ли они смогли бы кого-то прихватить. На чём мы и распрощались. 

В этот день спасатели МЧС не приехали. Звонки в Москву не дали никакой конкретики - мама, друзья и коллеги звонили ежечасно в МЧС по Архангельской области. Однако "испорченный телефон" и плодившиеся слухи вокруг ситуации только осложняли её восприятие. Через пару часов мы позвонили в МЧС узнать их местоположение и планы - нам ответили, что группа с вездеходом находится в 15 км от нас, но так и не уточнили место. Спустя какое-то время нам позвонили из первого спасательного отряда МЧС, высланного за нами на ЛОСе - это был старший, Амосов Владимир. Он уточнил у нас, может ли оставшаяся часть группы сплавится по запланированному маршруту. Но к этому дню мы уже были не готовы на такие приключения, и я ответила, что это невозможно. К тому же мы сожгли часть бензина в маршруте по Кожозеру. После он нам повторно перезвонил, сказав, чтобы мы собирались и переправлялись на моторе к устью р.Никодимки на площадку с крестом. Но связь пропала и на вопрос зачем нам туда ехать и как нам быть с телом ответа мы не узнали. Я пробовала перезвонить, но телефон уже был выключен. К слову сказать, мы уже разрядили первый аккумулятор и переживали за отсутствие третьего. Мы обсудили что сказал нам Владимир, сначала подумали отправить студентов и Вячеслава Степановича на катамаране к р.Никодимка, а самим (я и Алексей) остаться ждать спасателей и следователя. Но в итоге приняли решение остаться всем на месте, что оказалось единственно правильным. Уже в лагере, спустя немного времени после звонка, мы услышали мотор и выбежали на берег и увидели какое-то плавсредство, движущееся в нашем направлении, но по мере его приближения услышали пьяный смех и поняли, что это не МЧС. К берегу причалил катамаран с туристами, которые планировали встать возле избы, но мы объяснили им нашу ситуацию. Сначала они решили встать рядом, но спустя минут 20 передумали и уехали.

9 августа …

… утром мы в очередной раз позвонили в дежурную часть МЧС, где сказали, что вездеход уже в 10 км от нас. Позвонив в Москву, нам подтвердили, что в 10-15 км от нас группа и вместе со спасателями и следователем едет психолог, который должен будет с нами поговорить и сделать заключение о психологическом состоянии участников экспедиции. Мы продолжали ждать спасотряд, пытаясь самим отвлечься и отвлечь Вячеслава Степановича, который был достаточно спокоен, но к концу дня очевидно начал переживать, что прошло столько дней, а дело не сдвинулось. Уже практически стемнело, когда мы вновь услышали вдалеке мотор, вышли на берег и спустя какое-то время поняли, что судно движется в нашем направлении. Я развела костер на берегу, чтобы было лучше видно. И действительно, наконец-то мы дождались - приехали сотрудник МЧС спасатель международного класса Кошутин Василий и старший оперуполномоченный майор Куделин Артем, весьма измотанные. Они сошли на берег, мы познакомились, прошли в беседку и рассказали, что у нас произошло. Поскольку было уже совсем темно, Артем решил провести все следственные мероприятия утром. На вопрос об обещанном психологе Василий ответил, что есть психолог, зовут его Яков и он сейчас сидит один в ТРЕКОЛЕ третьи сутки, в двух км от р.Подломки, без связи, потому что тот вездеход  не смог пройти по развязшим дорогам. Я позвонила маме с радостной вестью, что до нас добрались, она передала мне телефоны Дмитрия, сына Анатолия Константиновича, и Александра Самуиловича, друга семьи, попросив им позвонить. Я всем позвонила, нам рассказали про возможности забрать всю группу вертолётом - что утром, если все будет хорошо, то за нами прилетят. С Александром Самуиловичем мы договорились на всякий случай предварительно устроить сеанс связи в 9 утра. После я рассказала о полученной информации, и спасатели пошли спать в баню, а мы обратно в избу.

10 августа …

… утром я проснулась позже других, спустилась к воде, чтобы умыться, и увидела как Артем, Василий и наши ребята работают с телом. Они его запаковали, сфотографировали, потом мы с Артемом проследовали в беседку, где он записал с моих слов как все было, после чего я все прочитала и заверила документ своей подписью. В 9 утра я позвонила Александру Самуиловичу, как условились, но он дал отбой с вертолетом - по совокупности некоторых причин его организовать не удалось.

На месте трагедии я выкопала маленькую елочку и сосенку, зная, что Анатолий Константинович их очень любил. Также мы решили оставить на месте памятную табличку - Кирилл написал текст на доске, а Дмитрий вырезал ножом углубление и выжег надпись раскаленным гвоздем. Мы собрались, погрузили остатки вещей на катамаран. Алексей с Вячеславом Степановичем сел за мотор на лодке, я со студентами на катамаран, третья лодка, ехавшая на буксире МЧС, везла тело. Мы прошли по озеру и затем пошли по руслу р.Подломка, вверх по течению. Примерно к 13 часам мы пришли к устью р. Муромки, где нас ждал вездеход ЛОСЬ. Мы сошли на берег, Василий скомандовал разгрузить и скомпоновать наши вещи, сдуть плавсредства, перекусить и, погрузив вещи на Лося, выдвигаемся. Я сделала звонок Александру Самуиловичу с известием, что прибыли к вездеходу, и мы стали разгружать вещи. Через некоторое время спасатели начали ковыряться с вездеходом - выяснилось, что он не заводится. Мы к этому моменту собрались и поели.  Попытки завести вездеход не прекращались, но ничего не выходило. Дело шло к вечеру, было принято решение ночевать на месте - мы разбили лагерь, поужинали, и, обсудив с Василием, приняли решение разделиться на две группы. Он с Вячеславом Степановичем и телом выдвигаются утром на лодке вверх по течению, а остальные, в сопровождении Владимира, идут пешком 30 км до пос. Северный. Предварительно мы поговорили о порогах и течении, но Василий сказал что там, где мотор не потянет, они пройдут по суше и потащат лодки волоком.

11 августа …

… Утром 11 августа, позавтракав, мы вышли пешком, взяв одну палатку на всех, три пенки и 3 спальника, пачку гречки и две банки тушенки. Я взяла только деньги, документы и технику. К 16 часам мы прошли около 19 км и дошли до заброшенной деревни Кривой Пояс, где сделали привал. Владимир по нашему телефону позвонил в диспетчерскую МЧС и сообщил о нашем местоположении. Связи с ЛОСем не было, т.к. у них сел телефон, вездеход не заводился, и они не могли его зарядить. Владимиру сообщили, что договорились о помощи с рыбаками, они уже выезжают и по дороге нас подхватят - нам было велено сидеть и ждать. Мы нашли более-менее приемлемое место рядом с дорогой и стали ждать.

12 августа…

… Стемнело и наступило 12 августа, наступили следующие сутки и было понятно, что в ближайшее время машины не будет. Поставив палатку, мы стали потихоньку укладываться спать, но тут раздался звук двигателя - мы выскочили из палатки, но звука больше не было. Подождали, перекурили, прислушиваясь, но ничего не было. Решив, что показалось, стали залезать обратно в палатку. Я и студент Дмитрий оставались ещё на улице и через пару минут мы увидели зеленую ракету. Видимо рыбаки, выехав в деревню,  где было поле полутораметровой травы, пустили ракету, чтобы понять где мы. В ответ мы выстрелили красной ракетой и после опять раздался звук двигателя. Мы дождались машины, с приехавшими был Вячеслав Степанович и наш груз. Водитель приехавшего ГАЗ-66 сказал, что в ночь ехать нет смысла, потому что нужно видеть дорогу и нужно ждать рассвета. Времени было 2 часа ночи. Мы развели костёр и стали ждать.

Как только рассвело, мы собрались, залезли в машину и поехали. Примерно к 4:30 утра мы приехали к ТРЕКОЛу, в котором оставался  сотрудник МЧС Яков. Он рассказал, что с утра услышал недалеко звук двигателя, но с другой стороны дороги. Оказалось, что в ближайшем болоте по дороге застрял УРАЛ управления ФСИН с заключенными, который выслали к нам. Водитель ГАЗ-66 решил валить лес, чтобы проложить что-то вроде гати и объехать застрявший Урал. После того как всё было сделано, мы прошли болото пешком, а ГАЗ-66 с трудом, но смог преодолеть болото и помог выехать ТРЕКОЛУ, который зацепился за него зацепился лебедкой. До реки (брода) оставалось около 2 км, но дорога представляла из себя бурный грязевой поток и ТРЕКОЛ не смог дальше передвигаться самостоятельно - его опять взяли на буксир, и мы добрались до реки. В этом месте под водой лежали бетонные плиты, уложенные заключенными. Мы стали форсировать реку и в один момент одно из колес в шишиге соскочило с бетонной плиты, и машина опасно накренилась, но, сдав назад и выровняв машину, мы благополучно переехали речку. Там нас ждал МЧСовский фермер с водителем.

Мы вышли из шишиги, я сделала звонок в Москву, сказав, что мы наконец на «Большой Земле» и что к вечеру надеемся быть в Плесецке. После ко мне подошел Владимир и сказал, что он старший группы и в город нас отвезут на их машине. После попросил наш телефон и позвонил в диспетчерскую МЧС. После разговора с дежурным Владимир сказал, что в пос. Янгоры, где находится колония, нас ждет УАЗ буханка с полицейскими и дальше мы поедем с ними. Мы расплатились с рыбаками за помощь, перекусили МЧСовским пайком и отправились в Плесецк.

Рыбаки предложили подбросить часть наших людей до Североонежска, но нам неудобно было к нему в очередной раз обращаться. МЧСовсцы разгрузили одну из машин, которая везла квадроцикл, мы загрузили наш груз в кузов, туда же сели двое студентов, остальные сели в кабину, и мы выехали в пос.Янгоры.Добравшись до поселка, мы уведилы рыбаков, которые тоже там остановились перекусить. Нас действительно ждала буханка МВД, но она оказалась новой и сзади в ней была предусмотрена клетка для заключенного и для собаки - мы в неё с грузом и вещами не влезли бы. Водитель фермера, который довез нас до посёлка, довезти нас до Плесецка не мог, т.к. у него был приказ вернуться в Северный. Я стала звонить в диспетчерскую МЧС по спутнику и объяснять ситуацию, пытаясь получить разрешение для Сергея довезти нас до Плесецка. Пока диспетчер согласовывал приказ с начальством, выясняя, хватит ли бензина и прочее, у нас кончились оплаченные минуты на телефоне - ровно в тот момент, когда я должна была сделать последний звонок за подтверждением. Водитель от рыбаков, наблюдая всё это со стороны, сказал, что подвезёт четверых до Североонежска - оттуда можно доехать на автобусе. Полицейские, которые должны были нас всех забрать, сказали, что им не полностью объяснили ситуацию и сказали просто приехать в пос.Янгоры и забрать груз, сюда же едет ещё одна буханка, и мы можем их дождаться и пересесть. Но ждать уже не было никаких сил и мы приняли решение воспользоваться предложением рыбака. К нам подошел один из сотрудников колонии и предложил нам у них заночевать при необходимости - они готовы нас и накормить, но мы тоже отказались.

Мы выехали из посёлка, полицейские старались ехать настолько быстро, насколько позволяла дорога. По пути мы встретили их вторую машину, которая везла их начальство и мы убедились в правильности принятого решения. Проехав большую часть пути водитель полицейской машины остановился и позвонил в часть, попросив коллегу подготовить бумаги для морга, чтобы по приезду не тратить на это время. На подъезде к Плесецку перезвонили из участка и сказали дождаться у морга сотрудника МЧС из пос. Мирный. Это нас удивило, поскольку в Плесецке мы в их помощи уже не нуждались. Заехав в участок и забрав бумаги мы добрались до морга. Однако выяснилось, что он по выходным закрыт - пришлось ехать в больницу, чтобы его открыли, благо там все рядом. Пришла сотрудница больницы, всё открыла, и мы переместили тело в морг. Также она нас предупредила, что патологоанатом уходит со следующего дня в отпуск и эту проблему нам придётся решать самостоятельно. Мы дождались сотрудника МЧС, Дмитрия, который спросил, нуждаемся ли мы в психологической помощи, и сказал, что поможет устроиться в гостиницу и попробует решить вопрос с судмедэкспертом . От морга мы поехали к отделению полиции, где нас уже ждали студенты, доехавшие автобусом из г.Североонежск. В участке я осталась давать показания, поскольку уже их давала. После завершения процедуры мы заселились в гостиницу, находившуюся рядом с отделом полиции. Пока я была в участке, Куликов В.С. сходил на вокзал и купил себе билеты на поезд, отправлявшийся уже этой ночью. Проводив его на поезд и поужинав, собравшись в одном из номеров, мы наконец легли спать.

13 августа …

… к 11 часам к нам приехал Дмитрий на машине, и мы поехали к моргу выяснить, что необходимо для проведения судебно-медицинских мероприятий и подготовки тела к транспортировке в Москву. Дмитрий сказал, что договорился с судмедэкспертом и что тот придет после пяти и к утру понедельника обещал провести все необходимые мероприятия. В морге нам сказали купить необходимые для похорон вещи, гроб, одежду. Санитарка сказала, что обычно по проошествии такого количества времени не одевают, а кладут одежду сверху, но мы с ней договорились и за дополнительную плату она согласилась его одеть. Закончив дела в бюро ритуальных услуг мы передали всё необходимое в морг.

После морга мы пошли на рынок купить хоть какие-нибудь вещи и простецкие кеды, чтобы наконец снять болотники - кроме тех вещей, что были на нас, когда мы расстались с ЛОСём, больше ничего не было. Тем временем студенты купили себе билеты в Москву на ночной поезд. Ждать нам надо было до понедельника, когда работа должна быть выполнена, и приехать машина от страховой компании. Накануне днем мне позвонил мужчина из страховой и уточнил детали. Вечером, однако, выяснилось, что машины в понедельник не будет т.к. не работает отдел ЗАГС. Вечером мне позвонил Василий из спасотряда МЧС и обрадовал, что они выбрались и скоро заедут к нам в гостиницу на ТРЕКОЛе. Добравшись они поведали ещё пару произошедших с ними приключений. Оказалось, что подняться с телом вверх по реке им не удалось - об этом нам говорил b Куликов В.С. Когда вернувшись к р.Муромке, где стоял вездеход, они накачали лодку и собирались отправиться к рыбакам за помощью, зная что у р. Березовки стоят их машины два ГАЗа-66, и спустили лодку на воду, следователь Артем случайно уронил нож и порезал дно лодки. Они её оперативно заклеили, но когда они подкачивали лодку у них улетел в небо клапан, который её затыкал и им пришлось из подручных материалов сооружать какую-нибудь затычку. Справившись с этим, они дошли до рыбаков. Немного позже до нашей гостиницы добрались спасатели на ЛОСе и привезли наши вещи. Надо отдать им должное, привезли все наши вещи и по моей просьбе привезли елочку и сосну - ребята не проигнорировали мою просьбу, узнав зачем я их выкопала. Мы вытащили все вещи на газон возле гостиницы и попрощались с сотрудниками МЧС.

Алексей и студент Дмитрий собирались поехать на такси до пос.Савинский, чтобы забрать нашу буханку и загрузить в нее вещи. Они уехали, а я и студенты по очереди несли дежурство над вещами возле гостиницы. Время шло, у студентов скоро должен был отправляться поезд, мы попрощались и они уехали. Тут мне звонит Алексей и говорит, что неприятности продолжаются. Приехав в пос.Савинский и найдя машину на месте, на первый взгляд в темноте казалось, что в целом состоянии. Но после попыток её завети оказалось, что весь бензин с нее слили, более того оторвали водительское зеркало и изрядно покоробили передний номер - видимо Московский регион вызвал негатив у кого-то из местных жителей. Ребята позвонили Зудину А.И., возле дома которого стояла машина, и объяснили ситуацию. Он в свою очередь позвонил своему знакомому и попросил у него бензина, но когда немного позже пришел человек, то оказалось, что бензина у него нет, а есть только дизель. В результате ребята решили попробовать поехать на остатках бензина в сторону заправки, но проехав немного машина заглохла. Пришлось ловить попутку и на неё добираться до заправки. В машине уже было 4 человека и туда еле влез Дмитрий, а Алексей остался возле машины. Со слов Дмитрия, мужики в машине спрашивали что случилось и услышав ситуацию удивились, сказав что всех, кто сливал уже посадили, предположив, что кто-то уже вышел. Благополучно доехав до заправки и обратно с канистрой бензина, Дмитрий и Алексей доехали до Плесецка. Погрузили вещи в машину и разошлись до утра.

14-15 августа …

… Понедельник прошёл в ожидании следующего дня и выяснения необходимых документов. Вечером мы посадили на поезд Дмитрия и он уехал в Москву.

Во вторник, по предварительной договоренности с санитаркой, я утром подошла в морг. Предварительно я позвонила в страховую уточнить, когда будет машина - время было около 8 утра. Мне обещали, что в 10 часов машина будет у морга. В морге санитарка выдала мне на руки заключение судебно-медицинской экспертизы и отправила на получение разрешения СЭС, узнав, что груз в Москву будет доставляться самолётом. Получив разрешение СЭС, я отправилась в ЗАГС, где войдя в положение меня приняли без очереди и оформили заключение о смерти в течение получаса. Время было 10 утра. Через полчаса получив все документы я вернулась обратно в морг. Машины страховой там еще не было. В морге санитарка сказала, что к ней никто не приезжал, и попросила меня расписаться за вещи, которые они вынуждены были выкинуть - это была лодка, в которой его везли, вещи, два тента и нож. При мне в гроб она положила GPS и очки, при мне закрыла гроб, чтобы я убедилась, что все на месте. Тем временем я вновь позвонила в страховую, где мне никто точно не ответил, когда будет машина. Высказав в адрес страховой своё мнение о невероятной безответственности с их стороны и наличия дорог, хоть и плохих, в отличие от тайги, по которой добирался к нам спаотряд, я ожидала машину у морга ещё около часа. Когда наконец машина приехала, то выяснилось, что водитель был один, хотя с ним связывались и говорили, что грузчиков у них нет. До получения мотивирующего пинка с моей стороны водитель откровенно бездействовал, но на помощь пришла санитарка, которая глядя на все это позвонила своим знакомым в ритуальные услуги и спустя 5 минут приехала машина с мужиками, которые помогли погрузить гроб в машину. После получения всех необходимых документов он уехал. Мы отправились в гостиницу и во второй половине дня отправились в сторону Москвы.